5 лет в Сети
Фотогалереи

Между санкциями и стагнацией

август 25, 2014

Ни деревопереработка, ни ЦБП не входят в отраслевую группу растущей российской промышленности

Росстат представил показатели по промышленному росту за июнь-июль. Анализ статистики показывает, что последние два месяца росли лишь металлургия, производство электро- и оптического оборудования, а также ЖКХ. Риски рецессии во втором полугодии 2014 года чувствительно увеличились. Что стоит за рассматриваемыми данными и в какой мере они совпадают с ожиданиями рынка?

Текущая ситуация выталкивает в разряд приоритетных проблему переоценки рисков по международным операциям и в целом по всему спектру внешнеэкономической деятельности. Может, даже более масштабную – проблему переоценки методов управления национальной и региональными экономиками. Обострение отношений с Европейским союзом и его партнёрами требует перенастройки финансово-экономической системы, а вместе с ней и частичной (или кардинальной) смены элит, которые сейчас осуществляют руководство.

Очевидно, что никто из отраслевых аналитиков не ожидал и не ожидает заметного ускорения показателей промышленного роста. Летнее – за июнь-июль – замедление объясняется быстрым исчерпанием эффекта импортозамещения, вызванного ослаблением рубля и снижением импорта с Украины, а также временным ростом потребительского спроса. Ни один из приведённых факторов не связан ни с деревообработкой (вклад в общепромышленный рост составил 0%), ни с целлюлозно-бумажным производством (минус 0.1%). – Без сомнений, особый интерес представляли бы статданные по карельскому промпроизводству и экспорту-импорту, но автору они не доступны, и он вынужден ограничиться лишь обобщением, что собственно импортозамещение и украинское «обнуление торговли» практически никак не коснулись республиканских предприятий.

При этом сравнительному ускорению выпуска продукции в трёх отраслях-лидерах способствовали низкая база прошлого года (в июне-июле 2013 года рост в промышленности замедлился до 0.8-1.7%) и неожиданно хорошие показатели в металлообработке. Если идти чуть глубже, то стоит констатировать: текущий рост обеспечило, прежде всего, производство вагонов (опять же при сохранении эффекта замещения украинского импорта).

Нетрудно предположить, что в текущем августе относительный рост будет показан пищевой промышленностью, находящейся в ожидании разновременных эффектов от новых импортных ограничений. В целом за семь месяцев 2014 года рост выпуска в годовом выражении остался на уровне полугодия (1.5%). С устранением сезонного и календарного факторов объём промпроизводства в июне-июле даже сократился на 0.4%.

Эффект замещения поставок c Украины станет мало ощутимым уже к концу осени, а новые импортные ограничения в пищевой промышленности заметный вклад в индустриальное производство предсказуемо не внесут. Определённые неиспользованные мощности есть, но большинство из них не обновлялось последние двадцать лет, им требуется основательная модернизация, наращивать же инвестиции на фоне «политически обусловленных событий» никто не намерен. Параллельно будет происходить расширение поставок из стран, не присоединившихся к санкциям против России. К концу 2014 года, по мере исчерпания коротких положительных эффектов, угроза сползания в рецессию становится вполне реальной. Именно на фоне обсуждаемых перспектив актуальным остаётся вопрос: в какой степени было правильным при продаже, например, Сегежского ЦБК делать ставку на диверсифицированную АФК «Система», для которой в ситуации высокой закредитованности на Западе и уже начавшегося проявляться отказа в поставках импортного оборудования генерирование стабильного денежного потока надолго становится объективной проблемой?

Олег Реут,
публицист

Оставить комментарий