5 лет в Сети
Фотогалереи

Реки, текущие через нас

сентябрь 3, 2014

Очередной гость «Лесного портала Карелии» – Александр Махров, выпускник биологического факультета Петрозаводского госуниверситета, кандидат биологических наук, один из ведущих российских генетиков, работающий в настоящее время старшим научным сотрудником Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН (Москва)


- Александр, Вы окончили Петрозаводский университет двадцать два года назад, но постоянно посещаете и Петрозаводск, и рыбозаводы, и биостанции …

- В Петрозаводске высокий научный уровень, здесь работают лучшие в стране специалисты по атлантическому лососю. И, конечно, функционируют лучшие рыбоводные – семужьи – заводы: Выгский и Кемский. В целом, чувствуется значительная востребованность в результатах научных изысканий со стороны управляющих региональных структур, в частности Карелрыбвода.

- Тематика Ваших исследований связана с изучением лососёвых, сохранением и использованием их генетических ресурсов. Работы проводятся в столичных высокотехнологичных лабораториях … Можно ли заключить, что основные научные достижения начала XXI века определяются открытиями именно микромира, а «традиционные» условия окружающей среды менее интересны для современного исследователя?

- Так никак нельзя утверждать. Решающими в жизни любого организма являются условия среды его обитания. То, что происходит внутри организма, в т.ч. на молекулярном уровне, это ответ на внешние обстоятельства, приспособление к окружающей среде. Не зная, в каких условиях живёт и развивается организм, никогда не понять назначение всех тех сложных молекулярно-генетических систем и процессов, которые в настоящее время мы, учёные-биологи, открываем.

- Если локализовать вопрос до, казалось бы, весьма несложного. Вырубка лесов. Какие последствия для состояния лесных и других биосистем она оказывает? Есть ли здесь предмет для современного исследования?

- Разумеется, есть, потому что вырубка леса в корне меняет условия обитания множества организмов. Это не только наземные, но и водные организмы, так как исчезновение леса изменяет водный режим. Как результат, преобразуются химический состав водоёмов, их температурные особенности и количественные параметры паводка. Естественно, всё это влияет и на гидробионтов, т.е. обитающих в воде животных. В настоящее время даже можно выделить процесс становления отдельной дисциплины – ландшафтной экологии, которая рассматривает бассейн конкретной реки или озера как цельную систему.

- А вроде бы уже закрытая для профессиональных дискуссий проблема лесосплава?

- Дело в том, что часть последствий лесосплава до сих пор не ликвидирована. На многих реках остались лесосплавные плотины. Дно рек покрывают так называемые «короба», т.е. конструкции из вплотную лежащих друг к другу брёвен. Как раз в Республике Карелия есть удачный опыт рекультивации рек после лесосплава, организованный кандидатом биологических наук Юрием Александровичем Смирновым. Эта практика, действительно, заслуживает широкого распространения. Хотя лично мне кажется, что в некоторых случаях оставшиеся в реках брёвна могут быть полезными, так как служат убежищем для рыб. Например, под ними очень любит укрываться форель. Так что здесь есть, над чем думать. Например, на одной-двух карельских реках сохранить остатки лесосплавных сооружений как памятники культуры и техники.

- У Вас было несколько публикаций по карельской жемчужнице …

- Да, это как раз интересный пример влияния лесосплава. Жемчужница – один из наиболее чувствительных к загрязнению обитателей северных рек. Погибает она в результате лесосплава. В частности, она погибла в северокарельской реке Нильма. Наблюдения архангельских коллег, однако, показывают, что жемчужница начала заселять бывшие лесосплавные реки. Специалистам, т.ч. и мне, даже кажется, что ей в этом надо помочь, вселить в те реки, где она когда-то была. Другими словами, восстановить популяции. Известно, что в мире жемчуг выращивается искусственно, добывать его в природе не рентабельно, но воссозданные колонии могут быть уникальными объектами для развития экскурсионного туризма в республике.

- Актуальны ли такие исследования в соседней Финляндии и Скандинавии и вообще за пределами России?

- Несомненно. Там воздействие на природу значительно более интенсивное, чем у нас. Соответственно, восстанавливать надо больше экосистем. Неудивителен интерес североевропейских коллег к российским экосистемам и работам отечественных исследователей, поскольку в России многие популяции лососёвых рыб и жемчужницы сохранились в первозданном виде.

- Существует относительно широко поддерживаемый российскими СМИ штамп о том, что лес в России охраняется гораздо хуже, чем у наших североевропейских соседей. А каковы оценки самих зарубежных специалистов?

- Сейчас на русский язык переведена книга финского эколога проф. Илкки Хански «Ускользающий мир. Экологические последствия утраты местообитаний», в которой он рассматривает в том числе состояние финских лесов. Оказывается, в соседней Финляндии не только практически не осталось девственных лесов, не только вымер ряд видов, обитавших в них, но, как пишет автор, «понятие «девственный лес» [уже] исчезло из нашего сознания». Россию же он рассматривает в качестве положительного примера. Как исследователь, видя такую же ситуацию на своих объектах изучения, я всемерно поддерживаю проф. И. Хански. Например, по данным коллег, в южной Финляндии уцелело только две популяции жемчужницы, а в соседней Ленинградской области как минимум семь, хотя в этой области вместе с г. Санкт-Петербургом проживает больше населения, чем во всей Финляндии.

- Последний вопрос. Каковы, на Ваш взгляд, самые актуальные проблемы современного лесопользования в России?

- Конечно, в сравнении с Северной Европой наши леса в лучшем состоянии, но остаётся много проблем. Мне кажется, что одна из главных – отсутствие территориального планирования. На севере закрываются леспромхозы, пустеют и забрасываются посёлки, а на юге и в центральной полосе, где леса не так и много, идёт его вырубка. Очень важно создание предприятий по переработке древесины, так как только тогда могут получиться устойчивые территориально-промышленные образования, а устойчивая промышленность – это ответственное население, которое не просто осваивает, но и сберегает окружающую природу.

Олег Реут

Оставить комментарий